«Опять снесут и нас не спросят», — отчаянная фраза, которая в отношении исторического наследия часто становится пророческой. В минувший четверг ребята из проекта «Брестский конструктивизм» организовали ликбез-дискуссию о том, как простой житель города может повлиять на сохранение любимого здания/застройки. Архитектор Андрей Долговский поделился теоретическими инсайдами, которые (пусть и не всегда) помогают отстоять тот или иной объект. Мы отобрали самую важную и интересную информацию, оформив ее в виде карточек.

Мне нравится здание, и я хочу уберечь его от сноса или неправильной реконструкции. С чего начать?

Для начала нужно узнать, является ли оно историко-культурной ценностью. На сайте Министерства культуры можно найти полный список таких объектов. Если здание в нем присутствует — это значит, что на него распространяются нормы Кодекса о культуре. Это основной документ, регулирующий все взаимоотношения в области культуры и охраны историко-культурного наследия.

 

Ок, что делать, если здания в списке нет, а я увидел проект, подразумевающий его масштабную реконструкцию?

Здесь непосредственно нужно работать с местными исполнительными органами: горисполкомом или облисполкомом. Один из способов — позвонить по телефону горячей линии. Важно задать конкретный вопрос, например: «Я слышал, что объект планируют снести. Подскажите: на основании каких документов? Существует ли проект застройки?». Иногда в сети появляются предпроектные документы, которые люди принимают за итоговый вариант. Застройщик часто размещает их для привлечения финансирования.

Специалист на другом конце провода обязан ответить на ваши вопросы. Если он не владеет информацией — переадресует на специалиста структурной организации. Другой способ — обращение в СМИ. Зачастую у журналистов есть наработанные контакты, и они сразу знают, куда обращаться.

 

Хорошо. Но что делать, когда строительство уже началось? Это вообще легально?

Далеко не всегда строительство ведется согласно нормам. Поэтому первое, что можно сделать, — изучить паспорт объекта. Он обязан находиться на любой стройке. Отсутствие его и должного ограждения сразу говорит о нарушениях законодательства. Здесь же действуют инструменты, описанные выше: СМИ и горячая линия. Бывали случаи, когда журналисты выезжали на объект, фиксировали нарушения — и строительство приостанавливалось. Зачастую строительные работы ведутся на основании согласованных проектов со значительными отступлениями от них.

 

Ну а как помочь заброшенному зданию, которое разрушается на глазах?

Здесь также прежде всего нужно узнать, является ли оно историко-культурной ценностью. Если да — снова обращения в СМИ, звонки на горячие линии. Также стоит узнать у территориальных органов, запланированы ли реставрационные или ремонтные работы на этом участке. Плюс ко всему каждый неравнодушный житель может принять участие в волонтерском движении: либо в уже существующем, либо создать свое. Проведение субботников, подразумевающих уборку и легкое благоустройство, не требует специальных знаний и навыков. В Бресте такие работы проводились на руинах Бернардинского монастыря и объектах советской постройки. Также важно заниматься сбором информации по разрушаемому объекту для дальнейших проектов и концепции его восстановления. Работа в архиве, сбор фотографий, чертежей — чем больше информации, тем лучше.

 

Понятно. Но я хочу пойти дальше и немного «прокачаться» в сфере защиты историко-культурного наследия. На что обратить внимание?

На Кодекс о культуре Республики Беларусь. В нем четко прописаны меры по сохранению историко-культурных ценностей. В нормах Кодекса указано, что запрещено в их отношении. Например, сюда входит запрет на создание условий, которые бы препятствовали его первоначальному восприятию. Один из примеров — патриотический центр в Брестской крепости.

 

Хорошо. Я все зафиксировал, поднял шумиху, а здание все равно построили с нарушениями. Почему?

Согласно Кодексу о культуре, все проекты, которые касаются историко-культурных ценностей, должны разрабатываться с учетом охранных зон. Без них — запрещено. Однако зачастую строительные работы проводятся с нарушением этого пункта. К сожалению, в законодательстве существует большое упущение в виде отсутствия должного наказания для нарушителей. Как правило, они получают письменное предписание от Министерства культуры, и на этом все заканчивается.

Практика показывает: часто на выходе здание получается на 2 этажа выше, чем указано в проекте. В итоге застройщику вменяется самовольное строительство, раздаются небольшие штрафы всем причастным, здание продолжает портить вид города. В теории государственные органы должны приостановить строительство, выдать застройщику предписание с четкими целями — устранить ошибки и работать в соответствии с проектом.

 

Смысл тогда бороться, если все равно построят так, как хотят?

Не совсем так. Да, сейчас многие градостроительные проекты выпускаются сырыми, но люди замечают грубые нарушения на стадии общественных обсуждений. И их исправляют. Яркий пример — случай с районом Осмоловка в Минске. Если вы видите грубые нарушения, которые угрожают сохранности здания, — смело вызывайте милицию. Например, для Бреста актуально отсутствие археологического надзора в месте проведения земляных работ, где имеется солидный культурный слой. В процессе могут открыться исторические артефакты, которые строительная компания посчитает мусором, решит от них избавиться. Реагировать в таком случае нужно немедленно. Фотографируйте все нарушения, рассылайте по СМИ, вызывайте милицию. Общественный резонанс часто решает многое.

 

Это все хорошо. Но важная составляющая в таких кампаниях — обращения. На что обратить внимание при их составлении?

Обращения — важный процесс, который позволяет выстроить всю систему общения с государственными органами и застройщиком для дальнейших действий (например, для обращения в суд). Существует несколько видов обращений: письменные, электронные, телефонные, а также личный прием. Любое обращение должно содержать ФИО и исходные данные заявителя. В письменном обращении лучше указать максимально полную информацию о себе. Одна из основных причин отказа в рассмотрении — недостаток информации о заявителе. Очень важны коллективные обращения. Они обладают большим весом, нежели одиночные. Для чиновника проблема не существует, пока ей не интересуется большое количество людей.

В любом обращении должна быть четко сформирована проблема. Важно подкреплять письмо фактами (например, фотографиями с нарушениями при строительстве). Как правило, практически на все обращения приходят ответы. Максимальный срок рассмотрения — 30 дней. Ответ должен быть написан на языке заявителя. За несоблюдение вышеперечисленных требований предусмотрена административная ответственность. Если ответ не устраивает — его можно обжаловать в суде. Однако стоит помнить, что шансы на успех возможны лишь в том случае, когда вы обошли все инстанции и не добились правды.

 

Ок. При удачном стечении обстоятельств я могу рассчитывать на полную победу?

Не совсем. На практике всегда придется искать компромисс. Стоит понимать, что вокруг любого строительства существует ряд заинтересованных сторон: обычные люди, застройщик и государственные органы. Каждая из них преследует свои цели. Если они позволяют с минимальными потерями добиться сохранения историко-культурной ценности — уже неплохо. Если же диалог не удается наладить  (либо перед вами вопиющие случаи нарушения), тогда стоит обратиться в правоохранительные или судебные органы.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Help us improve the translation for your language

You can change any text by clicking on (press Enter after changing)