На прошлой неделе мы гуляли по центру и разбирались в нашей архитектуре функционализма. Улицы, где каждый из вас бывал, хранят шедевры, стоит только разобраться в объемах, ризалитах, фризах и пилястрах. Не шарите? На то и рассчитано. Объясняем на пальцах, куда смотреть и в чем заключается секрет архитектурной красоты. Располагайтесь поудобнее, погружайтесь и вчитывайтесь — вы будете удивлены. По следам «Модернистской прогулки», организованной ребятами из проекта «Брестский конструктивизм», предлагаем вам свою гид-версию маршрута. 

Прогулку-экскурсию вел Андрей Долговский (архитектор, коллекционер исторических фотографий, автор нескольких выставок, а также книги-фотоальбома о межвоенном Бресте), рассказал о модернизме и его ответвлении — функционализме.

Стили возникли в начале XX века в рамках большой футуристической тенденции. Безусловно, связаны они были также с появлением нескольких фундаментальных работ в области футуризма. Это известные вещи итальянского писателя Маринетти и так называемый манифест футуризма Антонио Сант-Элиа, знаменитого итальянского архитектора.

Там были прописаны новые подходы к архитектуре городов и мест обитания: полное отрицание классических канонов, формирование среды с использованием новых технологий, уход от декорирования и сложных форм. Предполагалось прийти к простым геометрическим формам в строительстве и использовать принцип «Form follows function» (форма следует за функцией здания).

Что хочется еще сказать по общим подходам в формировании застройки города: в 20-х годах специалистами был разработан план развития центральной части города. В рамках плана давались рекомендации об объектах, которые встраиваются в уже готовую среду — о пропорциях, высотах, об общей концепции – как раз то, чего нам не хватает в современной архитектуре. То есть просто по желанию частного застройщика в каком-то месте нельзя было, к примеру, поставить 5-этажный дом. Важно, как он бы вписался в общую застройку. Подход был не только к пластике отдельного здания, а к формированию среды.

Теперь рассмотрим на практике — поехали!

1. ЗДАНИЕ ГОРОДСКОГО СУДА (в польское время), Буденного

 

Здание было построено во времена Российской империи в так называемом кирпичном стиле. Вся пластика была сформирована исключительно за счет форм кирпичной кладки – обрамления оконных проемов, входных групп, карнизов. Объект имеет двухэтажный объем, простую форму. В 30-х годах здание было реконструировано польскими архитекторами в стиле функционализма. В центре главного фасада, в центре был создан так называемый ризалит – выступающая из плоскости фасада часть, на всю высоту здания. Элемент сделал простой квадратный объем пластичным, вытянутым. Демонтирован балкон, убраны арочные оформления. Изначально функционализм предполагал уход от декора, но окончательно отказаться от него архитекторы не смогли.

К середине 30-х годов в архитектуру вернулось декорирование – правда, простое и геометрическое. Мы видим фризы (горизонтальные белые ленты) на входной группе, на уровне цоколя и под карнизом. Виден также картуш – место, где находился герб (приглядитесь, пустой квадрат в самом верху). По современной реставрации здания есть вопросы к цветовой гамме. Вероятнее, изначально это были серые нейтральные тона, а не яркие.

 

2. ЖИЛОЙ ДОМ, Буденного 25

 

 

Характерная вещь, по которой можно определить здание в стиле функционализма или модернизма, – ризалит с вертикальным ленточным остеклением без горизонтальных разделений. Таким оконным переплетом создается та самая пластика здания. К сожалению, в настоящее время при замене окон часто теряется стиль – из-за нарушения равномерной структуры. Объем здания достаточно прост. Композиция получается из сочетания самих форм – вертикальной (с доминирующим остекленным лестничным маршем) и горизонтальной жилых частей. Использованы горизонтальные фризы в качестве декорирования. Обратите внимание на интересный прием – ленты как бы «заходят», пересекаются с вертикальным объемом. Над входом – характерный консольный козырек. Ниже на фото — загадка. Окно справа от входа смещено, не симметрично. В этой части с дворовой стороны есть арка. Можно предположить, что и между зданиями изначально была сквозная арка.

Заходим во двор — фасад выглядит проще, не имеет штукатурки. Имеются чердачные окна — характерные модернистские элементы. Но самое интересное здесь – балконы с простыми консольными плитами и оригинальным ограждением. Пропорции рассчитаны до мелочей, и благодаря размерам эти, казалось бы, мелкие элементы дополняют образ всего здания.

 

3. ЖИЛОЙ ДОМ, площадь Свободы 12 

Здесь мы встречаем полукруглый объем – это тенденция, ориентированная на придание пластики простым грубым формам. В начале-середине 30-х годов наблюдался откат к более плавным формам. Период брутального функционализма, когда ставили просто два кубических объема, прошел. Рассмотрите здесь очень интересные оригинальные металлические элементы — ограждение балконов, палисадника, входа. Эти элементы – неотъемлемая часть архитектуры здания. Без них все смотрелось бы совсем по- другому.

Внутри подъезда — редкий фрагмент оригинального ограждения. Исключительный случай, когда всё так сохранилось, — это готовый дизайнерский объект. Изюминка, ради которой можно проводить экскурсии. Здесь все играет — пропорции, размер сечения. Чуть измени их — и форма будет восприниматься совсем по-другому. Внутренний элемент поручня, закругление тяготеют к стилю стримлайн-модерн.

Стримлайн-модерн — направление середины 30-х годов, которое встречалось во всем, не только в архитектуре. Произошло из технического дизайна, где начинали создаваться формы с плавными аэродинамическими линиями. Дополняя функционализм, эти элементы создают интересную картину на базовых формах.

Еще один пример интересной работы с металлом — оригинальное ограждение входа. Правда, искривленное (вероятно, въехал автомобиль). Это, скорее, промышленный дизайн. Похожие вещи попадались на фотографиях руин крепости. Многие объекты реконструировались в межвоенное время, и среди остатков ограждений встречаются похожие элементы в достаточно жестком функциональном стиле. Дворовой фасад имеет псевдобашню с диагональными окнами (очень по-функционалистски!). Внутри — никакая не винтовая лестница, как хотелось бы предположить, а чуланчики. Через оконца можно рассмотреть стеллажи и хлам.

 

 

4. ЛЕЧЕБНО-КОНСУЛЬТАТИВНАЯ ПОЛИКЛИНИКА, площадь Свободы 3

Тут кратенько. Как всегда в функционализме — простые объемы, вертикальное остекление в левой части и снова закругленные формы. Встроенные в закругленные части оконные блоки означают, что дело пахнет чистым стримлайном. Архитектура подбирается к плавным формам все ближе и ближе. При этом ничего лишнего, почти нет фасадного декора, нет горизонтальных элементов. Все что есть — функционирует.

 

5. КИРХА, Карла Маркса 37

Замыленный покрасками и замученный неуважительными доделками, перед нами один из уникальных не только для Бреста, но и для Беларуси объектов. Это бывшее здание Евангелистского костела. Получается, функционализм пробрался даже в религиозную сферу. Посмотрите на первоначальный проект: он изображен на открытке, купив которую в 30-х годах, можно было пожертвовать деньги на строительство.

Поскольку речь идет о функционализме, то даже в культовых постройках здание отражает функцию, никакой помпезности. Основной объем — стремление вверх — завершался крестом. Вторая фигура здания — большой прямоугольный блок самой церкви. Пристройка в правой части — более поздняя.

Пройдемся по элементам: нет консольных козырьков, есть вертикальные витражные окна. Кстати, в модернистских витражах не изображались библейские сюжеты. Обычно они содержали геометрическую выкладку. Сейчас все окна заложены (как боковые, так и в вертикальной части). Потерю витражей списывают на военные действия, но есть сведения, что во время оккупации службы проводились. Вероятнее всего, окна ликвидировали при переоборудовании здания для кинотеатра «Смена».

 

Но даже в таком виде здание очень выделяется в округе, притягивает взгляд идеальными пропорциями между горизонтальным блоком и вертикальным. Восприятие объекта портит аляповатая реклама, но при должной реконструкции это можно решить. Вызывает зависть отношение к городскому пространству властей. Участок под костел был выкуплен у частного владельца. Магистрат разослал владельцам соседних участков предписания о том, что нельзя строить высокие здания близко к границам участка кирхи — для того, чтобы задуманный объем здания воспринимался так, как нужно.

 

6. МАНЕЖ (бывший), Ленина 23

В этом здании в межвоенное время находился стрелковый тир. Ниже по улице был стрелецкий клуб. В спрятанном за фасадом помещении проводились занятия по стрельбе, общей физической подготовке военных, боксерские состязания. Вид с тех времен почти не изменился. В архитектуру привнесена нотка стримлайна — закругленные кверху элементы, пилястры (четырехгранные полуколонны, одной гранью «вдавленные» в стену), карниз.

Функционального назначения в этом декоре нет. Это лишь еще раз подтверждает тенденцию к небольшим украшениям 30-х годов. Рядом стоит скромная одноэтажная кирпичная казарма, но объем здания тира не давит её, хотя и массивнее. Почему они воспринимаются соразмерно? Потому что отлично выдержаны пропорции, об этом позаботились.

 

7. ТЕАТР ДРАМЫ, Ленина 21

Постройка позднего польского периода. Хотя внешний объем здания был сформирован, к 1939 году строительство не было полностью завершено. В 1940 году над зданием работали уже советские специалисты и пришли к такому его виду, который имеем сейчас.

Разбираемся в стилях: входной портик (перекрытие) с колоннами – элементы классической архитектуры, а вот само здание с плоскими крышами, прямыми оконными проемами и отсутствием лишних декоров – чисто функциональный объем.

Сравните (ведите пальцем по пунктам!) с исторической фотографией: там видны два абсолютно разных объема – главная часть классической входной группы, средняя часть без оконных проемов, но с пилястрами, невысоким фронтоном и барельефами. Дальше в правой части был еще один более высокий фронтон с полуколоннами. И никаких оконных проемов на главном фасаде.

В левой части было два оконных проема, остался один. Никаких дополнений слева не было. Но при этом возникшее вертикальное остекление сделано в тенденциях функционализма – отдельным блоком. Тут же вплетается классический советский конструктивизм — часть массивного остекления на консоли вынесена на колонны. Посмотрите на весь борт над надписью «Театр» — на старых фото его нет, хотя выглядит он как чисто функционалистская вещь.

Получается, здесь в одном объекте — смесь из польского функционализма, классических элементов декора и постройки советского конструктивизма. Уникальная вещь с точки зрения архитектуры, аналоги которой сложно найти даже в Беларуси. Это удачный пример смешения стилей, когда архитекторы, проводившие реконструкции, учитывали архитектуру здания и места, чтобы обновления «заиграли».

 

8. ГОРОДСКАЯ БОЛЬНИЦА СМП, Ленина 15

Типичное здание советской больницы 60-х годов, если не смотреть на её правую часть, характерную для модернистских построек. Построена в 1936 году по базовым принципам функционализма: абсолютно простой фасад, никакого декорирования. А вот полукруглый объем с остеклением как раз и выдает период постройки здания.

Взглянем дальше на бывшую улицу Унии Любельской: глаз радует сомасштабность всех объектов. Мы видим больницу, за ней — бывшую налоговую, дальше — здание воеводства и даже здание банка: все постройки «в строчку». Пространство застраивалось в разное время, но при этом застройка смотрится гармонично: банк — 1926 года, налоговая — 1929-1930 годов, больница — 1936-го, воеводство — 1938-го.

 

9. БРЕСТСКИЙ ОБЛИСПОЛКОМ, Ленина 11

Бывшее здание Полесского воеводства не претерпело почти никаких не изменений. Венец польского функционализма в Бресте, в варшавских тенденциях. Год постройки — 1938. Поскольку это крупный административный центр, кроме стандартных функционалистских приемов, здесь использованы монументальные элементы на главном фасаде. Выступающая часть (ризалит) оформлена пилястрами (полуколоннами) с французскими псевдобалконами (имитацией именно для придания пластики основному объему). Все обрамлено общим карнизом.

Несмотря на крупный размер, эта монументальная архитектура не кажется агрессивно доминирующей или высокой относительно других зданий. В линии застройки диссонанса или сдавленности нет благодаря пропорциональному расстоянию между объектами, которые строились в разных стилях, разными архитекторами и в разное время.

 

10. УПРАВЛЕНИЕ КГБ ПО БРЕСТСКОЙ ОБЛАСТИ, Ленина 7

В архивных документах польского времени встречается много замечаний (даже в резкой форме!) от чиновников из Магистрата к проектировщикам и строителям на разных стадиях застройки. Конкретно по этому зданию было множество предписаний исключить  какие-то, доработать то, чего не хватает. Контроль над исполнением проектных решений был подобающим, ведь на кону стояло соответствие здания существующей застройке.

Здесь видны нестандартные приемы по декорированию, чего в других функционалистских строениях мы не видели: по всему фасаду применение полуколонн-пилястр с упрощенным декором. Ритм формируется простыми блоками. Характерный элемент – высокий аттик (это высокая стенка над карнизом). Заметьте игру объемов — фронтально сделана имитация сочленения двух объемов, как будто один фасад перед другим. Полуколонны, простые карнизы, кольца — все в пропорциях, выглядит геометрично, как и требует функционализм.

 

11. ПЕРЕКРЕСТОК ЛЕНИНА-МИЦКЕВИЧА

Тут уже речь о градостроительных (даже точнее — градоформирующих) принципах 30-х годов. Тот случай, когда двумя объектами в функционалистском стиле с элементами стримлайна сформирован масштаб комплекса перекрестка — то, чего не хватает на перекрестке Ленина-Гоголя. Там картинка «смазана» разномасштабным объемом, разными по стилю и по этажности зданиями.

Здесь же сформирован облик улицы: два разных по форме и пластике объекта построены с промежутком в 5 лет. При этом они прекрасно сочетаются в пропорции и за счет «стримлайновских» скруглений. Благодаря плавности форм с одной и со второй стороны формируется этот приглашающий фрагмент, начало перекрестка.

Как сформирована пластика (фото выше): простой прямоугольный силуэт + ризалит с вертикальным остеклением в роли вертикальной доминанты + две линии открытых балконов (благо, никто не застеклил) как горизонтальная доминанта. Также можно сравнить фото здания напротив с фото 1942-1943 года. Рассказываем, что изменилось: достроен объем с правой стороны, пропали характерные вентиляционные окошки, появилась скатная крыша (а не плоская).

 

12. ОФИСНОЕ ЗДАНИЕ, Комсомольская 25

Кульминация стиля! Все больше элементов стримлайна: к закругленной форме добавляются горизонтальные пояса, которые придают линейную структуру, не умаляя объем. Переход без разделения с одного фасада на другой, кстати, характерен для американского стримлайна. А найдете фрагмент аттика над карнизом в угловой части? Аттик — это декоративная стенка над карнизом (тоже «стримлайновская» штучка).

ЭПИЛОГ Наш виртуальный маршрут подошел к концу — 12 пунктов, не считая промежуточных остановок на костел и здание банка по улице Ленина. Закрепляем: функционализм — подстиль модернизма. Ничего лишнего. Всё используется. Классику — вон. Поздняя застройка, правда, не удержалась и обзавелась декором — простым и геометричным. Проник сюда и стримлайн.

Зачем так сложно? Печальный опыт предыдущих столетий, когда город был уничтожен под ноль. Исторических застроек остается все меньше, невежественных реконструкций — все больше. Городу тысяча лет, но, как говорится: «Чем докажешь?». Чтобы сохранить историю, которая элегантно обживалась собственной эстетикой, надо знать ее в лицо, а точнее — в фасад.

Текст — Ксения Петрович
Фотографии — Роман Чмель

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Help us improve the translation for your language

You can change any text by clicking on (press Enter after changing)